Почему золото стоит дороже хлеба

Почему люди ценят золото больше, чем хлеб, если хлеб кажется более «полезным», чем драгоценный металл? Чтобы ответить на этот вопрос, экономисты ссылаются на закон убывающей предельной полезности. Концепция убывающей предельной полезности – важный «кирпичик» экономики. Однако мейнстримная экономика и экономика австрийской школы обсуждают этот закон по-разному.

Мейнстримный подход

Популярная экономика объясняет этот закон через удовольствие, получаемое от потребления определенного товара. Например, человек может получить большое удовольствие от одного рожка мороженого. Удовольствие от второго рожка также может быть большим, но не таким, как от первого. Удовольствие от третьего, скорее всего, будет еще меньше, и т. д. [1]

Отсюда экономисты заключили, что чем больше того или иного товара мы потребляем за определенный период, тем меньше удовольствия или пользы мы получаем от каждой дополнительной единицы. Следовательно, если удовольствие от дополнительной единицы товара падает, когда мы потребляем его всё больше и больше, цена, которую мы готовы платить за единицу товара, также будет падать.

Согласно такому мышлению, поскольку золото сравнительно более редкое, чем хлеб, цена на него должна быть выше, чем цена на хлеб, потому что польза от дополнительной буханки хлеба будет намного ниже, чем от дополнительной единицы золота. Точно так же можно заключить, что, хотя воздух важен для человеческой жизни, из-за его почти безграничных запасов люди, скорее всего, будут присваивать ему намного меньшую цену, чем хлебу.

Полезность при таком подходе преподносится как некий количественный показатель, растущий всё меньшими темпами по мере того, как человек потребляет или использует всё больше определенного товара. Поскольку полезность представляется как некое общее количество, также называемое совокупной полезностью, здесь становится возможным ввести математику для оценки прироста этой суммы, называемого дополнительной или предельной полезностью. Согласно такому подходу, человеческие действия управляются не рассудком, а биологическими потребностями.

Объяснение Менгера

Согласно Карлу Менгеру (CarlMenger), основателю австрийской школы, люди присваивают приоритет различным целям, которых желают достичь. Стандарт для определения приоритета – это жизнь конкретного человека. Наиболее важные для поддержания жизни человека цели будут иметь самый высокий приоритет, а менее важные – более низкий.

Согласно Менгеру:

«Что касается разной важности для нас разных удовольствий, то общий опыт показывает, что наиболее важные удовольствия – это те, от которых зависит поддержание жизни, а важность других удовольствий зависит от степени (длительности и интенсивности) зависящего от них наслаждения. Таким образом, если экономически рациональному человеку нужно выбирать между удовлетворением потребности, от которой зависит поддержание его жизни, и такой, от которой всего лишь зависит большая или меньшая степень благополучия, то, как правило, он выберет первую».

Представьте себе пекаря Джона, испекшего четыре буханки хлеба. Джон использует эти четыре буханки, чтобы достичь различных целей. Допустим, главный приоритет для него, или важнейшая цель с точки зрения поддержки жизни, – иметь буханку хлеба для личного потребления. Буханка хлеба для Джона имеет первостепенную важность, чтобы поддерживать жизнь.

Вторая буханка позволяет Джону раздобыть пять томатов для личного потребления. Благодаря пяти томатам Джон достигает своей второй важнейшей цели, если говорить о поддержании жизни. Чтобы получить пять томатов, Джон должен обменять на них буханку хлеба. Допустим, Джон успешно нашел фермера, согласного обменять пять томатов на буханку хлеба.

Третью буханку хлеба Джон обменивает на третью важнейшую цель – рубашку. Наконец, Джон решает использовать четвертую буханку, чтобы покормить диких птиц.

Заметьте, что кормление птиц – четвертая, наименее важная цель Джона. Четвертая буханка последняя из его запасов хлеба. Ее также называют предельной единицей.

Предельная единица идет на наименее важную цель. Можно также сказать, что предельная единица приносит наименьшую пользу, если говорить о жизни.

Заметьте, что для достижения второй и третьей целей Джону пришлось обменять свои ресурсы – хлеб – на товары, помогающие достичь этих целей.

Чтобы получить рубашку, Джону пришлось обменять на нее буханку хлеба. Сама по себе буханка хлеба не может выполнить функции рубашки. Точно так же, чтобы получить пять томатов, Джону пришлось обменять на них буханку хлеба.

Обратите внимание, что первая буханка хлеба используется для достижения самой важной цели, вторая – второй самой важной и т. д.

Цели определяют стоимость средств

Цель определяет, какие средства человек будет использовать для ее достижения. Например, Джону нужно выбрать рубашку, больше всего подходящую для его конкретной цели, – скажем, ему нужна рабочая рубашка.

Будучи пекарем, Джон может решить, что ему нужна белая рубашка из тонкого материала, чтобы было удобно работать рядом с горячей печью.

Кроме того, можно также заключить, что цель определяет значимость используемого ресурса. То есть первая буханка хлеба намного важнее, чем вторая, так как служит более важной цели.

Поскольку цели человека определяют его оценку средств и, следовательно, его выбор, тот же товар будет по-разному цениться человеком в результате изменения его целей.

Хотя обычно люди ценят золото больше, чем воду, это не всегда так. Чтобы утолить жажду в пустыне, человеку нужна вода. Золото никак ему не поможет. В пустыне наибольшую ценность для человека будет иметь вода, позволяющая остаться в живых. Золото здесь будет иметь очень низкую важность.

Почему наименее важная цель определяет стоимость каждой единицы?

Допустим, Джон рассматривает все свои четыре буханки хлеба как взаимозаменяемые. Как тогда он будет оценивать каждую из них? Он будет оценивать каждую из них в соответствии с наименее важной целью: кормлением диких птиц. Почему наименее важная цель служит стандартом для оценки хлеба?

Представьте, что Джон использует в качестве стандарта для определения стоимости каждой буханки хлеба первую цель. Тогда получается, что он ценит вторую, третью и четвертую буханку намного больше, чем вторую, третью и четвертую цель.

Но если так, то какой тогда смысл обменивать то, что ценится больше, на то, что ценится меньше? Заметьте, что для достижения второй цели Джону нужно обменять буханку хлеба на пять томатов. (При этом пять томатов – вторая цель – имеют меньшую ценность, чем первая цель.) Если Джон ценит буханку хлеба больше, чем пять томатов, скорее всего, обмен не состоится.

Четвертая буханка хлеба – последняя единица в запасах Джона, называемая также предельной. Данная предельная единица позволяет достичь наименее важной цели, если говорить о поддержании жизни.

Если бы у Джона было лишь три буханки хлеба, то каждая оценивалась бы в соответствии с третьей целью – рубашкой. Данная цель имеет более высокий приоритет, чем кормление диких птиц.

Отсюда можно заключить, что по мере сокращения запасов хлеба каждая буханка будет цениться намного больше, чем раньше. И наоборот, если запасы хлеба вырастут, каждая буханка будет цениться меньше, чем раньше.

Заметьте также, что цели устанавливаются не произвольно, а в соответствии с их важностью для поддержания жизни. Если бы Джон оценил свои цели случайным образом, не задумываясь, то его жизнь оказалась бы в опасности.

Например, если бы он выделил большую часть своих ресурсов на одежду и кормление птиц и очень мало на собственное пропитание, то рисковал бы ослабить свое тело.

Полезность не измеримое количество

С точки зрения Менгера, полезность определяется не количеством, а приоритетами, или ранжированием различных целей в соответствии с человеческой жизнью [2]. При этом приоритеты как таковые нельзя суммировать.

Следовательно, предельная полезность – это не дополнение к совокупной полезности, как утверждает мейнстримная точка зрения, а полезность предельной цели.

Поскольку совокупную полезность невозможно подсчитать, различные экономические модели, использующие математические методы, основанные на мнении, что такая цифра существует, сомнительны.

Согласно Мюррею Ротбарду (MurrayN. Rothbard):

«Многие ошибки при обсуждении полезности происходят из допущения, будто это какое-то измеримое количество, по крайней мере в принципе. Например, когда мы ссылаемся на «максимизацию» потребителем полезности, мы не имеем в виду максимизацию количества чего-то. Мы имеем в виду наивысшую позицию на шкале ценностей человека. Точно так же допущение бесконечно малого, вкупе с верой в полезность как количество, ведет к ошибке, когда предельную полезность рассматривают как математическую производную «совокупной полезности» нескольких единиц товара. На самом деле такого взаимоотношения нет, как и нет никакой «совокупной полезности», а есть только предельная полезность единицы большего размера. Размер единицы зависит от ее значимости для конкретного действия» [3].

Заметьте, что как мейнстримный подход, так и модель Менгера подчеркивают значение относительного количества товара в определении его цены.

Однако разница в том, что мейнстрим полагается на психологию, тогда как Менгер акцентирует важность цели, достичь которую помогает товар.

Мейнстримный подход подчеркивает удовольствие, получаемое человеком от дополнительной единицы товара (т. е. удовлетворение биологических потребностей).

Модель Менгера акцентирует реальные факты, которые необходимо учитывать для поддержания жизни.

Так, чтобы поддерживать жизнь, Джону нужна буханка хлеба, – это наиболее важно, чтобы он оставался здоровым. Иметь буханку хлеба – это реальный факт, который Джон должен учесть, если хочет оставаться здоровым.

Джону также важно иметь рабочую рубашку. Ему нужно решить, какая ему нужна рубашка, чтобы было удобно. Джон должен всё это обдумать. Его решение будет основано на мыслительном процессе.

Опять же, в мейнстримном подходе полезность рассматривают как некое количество, к которому применимы правила математики. Но это не так в модели Менгера, где полезность подразумевает приоритет товаров относительно жизни, имеющей наибольшую важность.

Кроме того, в мейнстримном подходе часто акцентируют кривые безразличия, якобы помогающие понять выбор индивида. Однако безразличие никак не связано с целенаправленным поведением индивида. Выбирая между различными товарами, человек принимает решение исходя из того, насколько эти товары могут служить средствами для достижения различных целей, ранжируемых относительно его жизни.

Таким образом, бессмысленно обсуждать предельную полезность товара, пренебрегая тем, какой цели этот товар служит. Теория предельной полезности в том виде, в каком ее представляет популярная экономика, описывает человека без целей, движимого психологическими факторами. Такой человек не стремится сознательно достичь своих целей.

1. See Karl E. Case and Ray C. Fair, Principles of Microeconomics, 7th ed. (Amsterdam: Prentice Hall, 2003).

2. Murray N. Rothbard, Man, Economy, and State, with Power and Market, 2d scholar’s ed. (Auburn, AL: Ludwig von Mises Institute, 2009), pp. 302–10.

3. Rothbard, Man, Economy, and State, with Power and Market, pp. 305–06.

Автор: Фрэнк Шостак (Frank Shostak)

Оцените этот материал post
(Visited 19 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *