Ювелирная отрасль на дне?

В отдельных регионах начали снимать ограничения на работу ювелирных магазинов. Массовое открытие ожидается с 1 июня. На фоне этой новости возобновились обсуждения масштабов падения продаж и ориентиров для дальнейшей работы.

Представляем вашему вниманию интервью с генеральным директором Ассоциации «Гильдия ювелиров России» Эдуардом Уткиным, в котором затронуты эти, и другие актуальные для нынешнего ювелирного рынка, темы.

Начнём с уровня падения. По вашей оценке сколько процентов оно составило?

Э. Уткин: Пока магазины ещё не работают, поэтому говорить корректнее о прогнозах на 3-4 кварталы 2020 года. Оценки разные, у оптимистов эта цифра не превышает 20 %, у пессимистов — никак не меньше 70 %. Истина, видимо, не на дне бокала, а посередине. По моим подсчётам падение составит около 55 %.

Как вы пришли к этой цифре?

Э. Уткин: Если обратимся к статистическим данным, то увидим, что экономически активная часть населения, т.е. наши потенциальные потребители, составляет всего 72 млн. человек. Ещё имеются пенсионеры в количестве 42 млн. человек и около 4 млн. безработных (это данные до начала коронавируса). Учитывать и тех и других в качестве потенциальных потребителей ювелирной продукции не стоит, так как в условиях роста цен на продукты питания и товары первой необходимости — у них сейчас совсем другие заботы.

В сфере малого и среднего предпринимательства занято 18 млн. человек. Это как раз та доля занятых в экономике, по которой пришёлся основной удар кризиса. И эти 18 млн. человек — выпадут из категории потребителей вовсе.

Самое большое число занятых — это работники предприятий крупного бизнеса и государственных корпораций. Их 36 млн. человек. Здесь ситуация полегче. С существенным падением доходов, которое в корне меняет модель потребления, столкнулись 60 % работников. Это 22 млн. человек.

Есть ещё одна категория занятых, у которой доходы не уменьшились, а наоборот — немного подросли. Это сотрудники бюджетной сферы. Их количество — 18 млн. чел.  

Можно ожидать, что из 72 млн. экономически активного населения — 40 млн. будут вынуждены взять паузу в потреблении ювелирных изделий. Увеличат ли объём покупок оставшиеся на рынке 32 млн. потребителей? Учитывая рост цен на все категории товаров (на ювелирные изделия в том числе) — вряд ли это произойдёт. Многие скажут, что так нельзя считать — есть разовые покупки, есть регулярные, и есть те, кто не покупал никогда. Соглашусь, но пропорцию составить можно. Если в среднем за год продаётся 50 млн. штук изделий, то это по 0,7 штуки на одного трудоспособного гражданина. Можно посчитать и в деньгах. Получится по 3350 руб. на каждого трудоспособного.   

Исходя из этих подсчётов следует ожидать, что продажи упадут по сравнению с прошлым годом на 55 %. Главный вопрос в том, как долго продлится эта пауза в потреблении.


Когда я думал, что достиг дна, снизу постучали.

Станислав Ежи Лец


Если сейчас сложно сказать, сколько эта пауза продлится, то, наверное, можно уточнить — что влияет на её длительность?

Э. Уткин: Насколько она затянется — зависит от мер по восстановлению экономики, которые предпримет правительство. Это зависит от платёжеспособного спроса и занятости населения. Многое будет зависеть от смены экономической политики. Нам требуется новая экономическая политика. Будет ли она? Если будет, то какая? Необходимо создание благоприятного делового климата. Об этом много говорили, но его нет. Главная опасность — не перерастёт ли эта пауза в продолжительный застой. Хорошо ещё, что в сфере розничной ювелирной торговли действует один главный негативный фактор — низкий уровень доходов потребителей. В сферах общепита, туризма, организации массовых мероприятий, дела обстоят ещё хуже. В ювелирные магазины хотя бы не страшно заходить. Нет столпотворений, риск заразиться невелик. У кого есть деньги — обязательно придут.

Получается, что такое существенное падение объёмов продаж неминуемо повлечёт за собой глубокую трансформацию рынка ювелирных изделий и отрасли в целом?

Э. Уткин: Гонка за снижением издержек и желание наработать собственную базу лояльных клиентов приведут к значительному увеличению доли онлайн-продаж. Будут бурно развиваться иные формы дистанционных продаж в формате B2C. Будет тенденция укрупнения в сегменте розничной торговли, и наоборот, дробление бизнеса в производственной сфере. Розница выигрывает за счёт широкого ассортимента, низких цен на входе, меньших затрат на аренду, меньшего числа продавцов-консультантов в расчёте на одного покупателя. А для этого нужны объёмы и сетевой формат. Производство же может экономить только на сокращении персонала и применении специальных налоговых режимов.     

Падение покупательской способности на фоне роста цен на драгоценные металлы и камни приведёт к доминированию на прилавках изделий из серебра и недрагоценных металлов.

Также я ожидаю рост числа ювелирных мастерских, специализирующихся не только на ремонте ювелирных изделий, но и на изготовлении по заказам физических лиц. Индивидуальный подход к каждому клиенту и максимальное удовлетворение специфических запросов возьмут верх над стандартизацией и унификацией. Кризисы — на то они кризисы, чтобы решать задачи модернизации устаревших, не отвечающих требованию сегодняшнего дня, форм экономической деятельности, которые отжили свой век. Они их ломают, чтобы дать возможность прорости новым.

Важный урок, который желательно из сегодняшней ситуации усвоить представителям нашей отрасли — ювелиры должны иметь возможность представлять и защищать свои интересы во властных структурах. Это насущная потребность в реалиях сегодняшней практики управления экономикой и регулирования рынков. Для этого нужна массовая и мощная общественная организация, представляющая большую часть рынка. Иначе нас или не услышат, или услышат в последнюю очередь, когда будет поздно.

В прошлом году самым быстрорастущим направлением среди всех сегментов индустрии драгоценных камней и ювелирных изделий были синтетические алмазы. Какие на ваш взгляд перспективы у данного направления теперь?

Э. Уткин: Кризис подстегнёт замену природных камней на синтетические. Тут интересы производителей и потребителей сойдутся. Но только в категории бриллиантов мелкого рассева (до 0,3 карат). Другое дело, что это 95 % используемых российской ювелирной промышленностью камней.

Вопрос может показаться странным, но, судя по обсуждениям в социальных сетях, он вполне актуален — насколько готовы российские ювелиры к онлайн-продажам? Действительно ли мы так отстаём в этом аспекте от зарубежных коллег? Если да, то в чём причины?

Э. Уткин: В нашем законодательстве относительно дистанционных способов продаж были правовые коллизии и разночтения. Многие боялись развивать сегмент. Только недавно эта проблема была снята. Стоит учесть и консервативные потребительские традиции наших сограждан. Золото? По интернету? А не обманут? А если размер не подойдёт? А не понравится? Но главная причина — для успешных продаж нужны технологически продвинутые сайты, а не дешёвые конструкторы. Это вложение денег. Уже скоро заработает сразу несколько интересных проектов в сфере онлайн. Один мы уже видим. Это проект https://www.myjewels.ru


Читайте также:


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *