Год 2021: Пандемия слабеет — золото теряет позиции

Второй пандемийный год подходит к концу. Но на фоне первого года, с ростом котировок, постоянной неопределенностью и локдаунами, 2021 год прошел под эгидой ожиданий ослабления коронавирусного влияния, возрождения надежд и новых вызовов, особенно для золота.

Взлетевшие в 2020 году до исторических максимумов (2040 долларов) котировки, завершающийся год перенесли более-менее спокойно, не показав заметной динамики ни в одну, ни в другую сторону, оставаясь в коридоре 1700-1900 долларов за унцию.

Несмотря на относительную стабильность, золото регулярно подвергалось испытаниям в качестве «актива-убежища», где обычно в партнёрстве с ним выступают государственные облигации США. Но в последнее время всё соблазнительней становятся предложения заменить золото на биткоин, или другие криптовалюты.

золото VS биткоин
Есть мнение, что биткоин сможет заменить золото, в качестве защитного актива от инфляции, а также в кризисные и турбулентные периоды на фондовом рынке. С ходом времени цена инструмента может снизиться, а волатильность сократится, но с другой стороны, никто не в состоянии объяснить, как криптовалюта — цифровой актив, не обеспеченный чем-то реальным, как золото, сможет его рано или поздно заменить.

По словам главного исполнительного директора крупнейшей в России золотодобывающей компании «Полюс» Павла Грачева, эти два инструмента не конкуренты друг другу в долгосрочной перспективе, у них абсолютно разные группы инвесторов, которые со временем будут все больше отдаляться друг от друга. Биткоин, по его словам, создавался как инструмент для расчетов, а не как средство накопления и сохранения капитала.

стоп IPO

На корпоративном уровне производители золота в целом чувствовали себя удовлетворительно, однако выросли затраты, в том числе из-за коронавируса. Многие нарастили добычу на фоне низких показателей 2020 года — из-за локдаунов и ограничений.

Относительно высокие цены на золото не помешали продолжению консолидации фрагментированного мирового золотодобывающего сектора, включая многомиллиардные сделки среди крупных игроков. При этом, многие планировали выйти или вернуться на фондовый рынок, но потом передумали.

Так, не состоялось IPO «Высочайшего». Компания, начиная с 2007 года неоднократно заявляла о намерениях выйти на рынок. Но одном случае компания посчитала себя недооцененной, а в другом оказалась неблагоприятной рыночная конъюнктура. Компания была полностью готова к размещению, но сославшись на волатильность рынков перенесла событие, не теряя надежды стать публичной в будущем. Аналитики посчитали, что компания просто упустила момент высокой цены.

Второй кандидат — Nordgold Алексея Мордашова, рассчитывала вернуться на фондовый рынок спустя несколько лет после делистинга, но также отложила планы, сославшись на изменение денежно-кредитной политики ФРС США. По мнению экспертов, компания просто побоялась снова быть недооцененной, как и раньше, когда торговалась на альтернативной фондовой бирже в Лондоне с хорошим дисконтом, и назвали решение ошибочным.

1+1=1

Бизнесмен Владислав Свиблов, в конце 2020 года купивший Highland Gold Mining, в этом году продолжил экспансию на востоке страны приобретением Trans-Siberian Gold с активами на Камчатке. Позднее компания Свиблова подписала соглашение о приобретении «Золота Камчатки». Параметров и деталей сделки объявлено не было, но на востоке, похоже, вскоре может появиться новый крупный золотодобытчик.

На международной арене компании также отметились крупными сделками.

Saracen и Northern Star объединились в компанию стоимостью более 12 млрд долларов для разработки Super Pit в Австралии и других проектов.

Австралийская Newcrest Mining Ltd заключила соглашение о приобретении канадской золотодобывающей Pretium Resources за 2,8 млрд долларов.

Канадские Agnico Eagle Mines и Kirkland Lake договорились о слиянии, в результате чего будет создан золотодобытчик с капитализацией в 24 млрд долларов, который войдет в мировой топ-3. Сделка планируется к закрытию в первом квартале 2022 года.

Петропавловский конфликт

Очередной корпоративный конфликт в Petropavlovsk начался после прихода нового крупного акционера — «Южуралзолота» (ЮГК). Он и другие крупные акционеры на годовом собрании в июне 2020 года не поддержали совет директоров, включая основателя компании Павла Масловского. Они также инициировали независимое расследование ряда сделок за последние три года, когда Масловский занимал должность генерального директора. А позднее, в декабре 2020 года Тверской суд Москвы арестовал Масловского по обвинению в растрате.

Денис Александров возглавил Petropavlovsk в декабре 2020 года. В середине года большинство акционеров компании на общем собрании проголосовали против его назначения в совет директоров, но совет директоров утвердил Александрова в качестве главного исполнительного директора.

Новым «яблоком раздора» стала сделка по продаже доли в железорудной IRC, условия которой были определены соглашением еще в 2020 году. ЮГК, как крупнейший акционер, сначала требовал одобрения сделки держателями еврооблигаций. Позднее, настаивал на внеочередном собрании акционеров для пересмотра параметров сделки, утверждая, что они не отвечают интересам компании, и стоимость IRC занижена. В стремлении заставить Petropavlovsk выполнить свои требования, ЮГК обратилась в Высокий суд Лондона, но он отказал, и сделка была закрыта на достигнутых ранее условиях.

Константин Струков, основной владелец ЮГК, несколько раз выступал в СМИ с заявлениями, что может продать свою долю в Petropavlovsk, однако, движений в этом направлении в течение года не наблюдалось.

след Ростеха

Уходящий год отметился лицензированием крупного золоторудного месторождения — Кючус в Республике Саха (Якутия). Месторождение является вторым по величине в Якутии после Нежданинского (осваивает Polymetal), незначительно уступая ему по запасам, и следующим после Сухого Лога.

Примечательно, что госкорпорация «Ростех» приняла участие в обоих аукционах — и на Сухой Лог, и на Кючус и выиграла их. В первом случае совместно с «Полюсом», а во втором — с «Селигдаром».

ООО «Белое золото» (67,7% принадлежит структурам «Селигдара», и 32,3% у ООО «РТ-Развитие бизнеса», входит в ГК «Ростех») выиграло лицензию на Кючус предложив 7,735 млрд рублей, при стартовой цене в 2,2 млрд рублей.

В торгах участвовали: «Полюс», ООО «Восток ГеоСервис» подконтрольное структурам бизнесмена Владислава Свиблова, ООО «АтомГолд» Андрея Комарова, а также ПАО «Приаргунское ПГХО» Росатома. Polymetal решиk не участвовать, так как не захотел отвлекаться от имеющихся собственных крупных проектов.

30 золотых лет

И наконец, 2021 год отметил тридцатилетие российской золотодобыче.

Россия развивает свою золотодобывающую промышленность уже 30 лет после распада СССР. За это время страна произвела более 6 тысяч тонн (194 млн унций) золота c учетом попутного, вторичного и золота в концентратах, обеспечивая около 10% ежегодного мирового производства (около 3400 тонн в 2020 году).

За этот период российская добыча золота переживала подъемы и спады, и к 2020 году общее производство выросло в 2 раза, по сравнению с 1991 годом.

За эти годы золотодобывающая промышленность России полностью изменила и свое лицо, и своё внутреннее наполнение. Так, значительно сократилась доля россыпного золота — с 79,2% до 24%. Но говорить о прекращении добычи из россыпей в целом не приходится. Однако за 30 лет добыча золота из коренных месторождений России (с учетом попутного производства) выросла в 8,5 раза.


Читайте также:


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.